Что значит “метод работает или не работает с травмой”

от | Июл 22, 2021 | Авторские статьи

В учебниках все психологические методы называют терапевтическими. Это многих вдохновляет заявлять, что все они работают с травмой. Почему я утверждаю, что большинство классических методов не являются психотерапевтическими, то есть не работают с психотравмой, а являются развивающими. На мой взгляд это не хорошо и не плохо, так есть. 

Недостаточно просто вскрыть травму

Все без исключения методы имеют механизмы, у каждого они свои, которые быстро вскрывают травму. 

  • вербальные методы это делают через вопросы и анализ;
  • арт методы через рисунок, МАК, псих.игру и пр. 
  • телесные методы через дыхательные, двигательные практики; расстановки;

Потому клиент на приеме может быстро оказаться в травматических воспоминаниях и эмоциях.  Этот эффект большинство психологов искренне считают “работой с травмой”. Но практика показывает, что это не работа с травмой, а лишь ее вскрытие. 

Недостаточно вспомнить. 

Недостаточно поплакать/разозлиться. 

Недостаточно осознать и понять. 

Даже недостаточно найти решение проблемы, чтобы деактивировать воздействие психотравмы и достичь реальных изменений в жизни

Чтобы быть эффективным в работе с травмой, метод должен предлагать:

  • системное видение и определение границ травмы;
  • четкую последовательность действий, то есть протоколы работы с разными типами и видами травмы;
  • реальные инструменты для работы на каждом этапе протокола, то есть, что конкретно делать в той или иной ситуации;
  • механизмы стабилизации до и интеграции после работы с травмой;
  • инструменты для управления процессом проработки травмы
  • концепцию личности и структуру личности, так как при большинстве травм личность повреждается;
  • техники обучения человека навыкам самопомощи, управления стрессом, укрепления жизнестойкости, восстановления здоровых реакций, изменения поведения в реальной жизни.  

Что говорит наука психотравматология?

Когда происходит психотравма (может быть как конкретное событие, так и травматические отношения на протяжении всего детства или определенного периода) личность человека меняется на всех уровнях. А именно: 

  • формируется негативное Я-убеждение; 
  • ухудшается самооценка;
  • поведение, которое помогло в тех обстоятельствах выжить/справиться, закрепляется как привычка действовать в подобной ситуации, но сегодня уже мешает в жизни. Становится частью характера, сам человек не может изменить, даже понимая ее неэффективность; 
  • тело/мышцы  запоминают телесную реакцию, которая помогла в той ситуации и буквально деформируется телесная картина;
  • а гормоны и нервная система запоминают определенный алгоритм создающий эмоцию.  

Вместе тело и эмоции создают телесно-эмоциональный блок, определяющий качество движений в подобных ситуациях (напр. когда на ребенка кричали родители и нельзя было противоречить – тело под воздействием гормонов страха научилось сдерживать звук, сжимать челюсти, дышать поверхностно. Это также стало характерным поведением личности – не отстаивать свои границы, не сопротивляться. Убеждение – мое мнение не важно. Так вся личность и весь организм включены в этот опыт.

Как это выглядит на языке нейробиологии?

Если все это сказать на языке нейробиологии, то во время психотравмы происходит быстрое (при моно травме) или постепенное (при комплексной травме) формирование травматической нейронной связи или сети. Нейронная связь, потому и связь, что связывает несколько участков коры головного мозга – когнитивную, ассоциативную, образную, моторную, сенсорную. А значит все уровни восприятия задействованы. Они, как написала выше, фиксируют и запоминают каждый свои показатели, чтобы в следующей подобной ситуации иметь шаблон для реакции. Так формируется любой опыт и навык, но нас интересует психотравма. Доказано разными науками, что мозг, гены, тело и личность формируются и меняются под воздействием нашего социального опыта. 

Теперь в подобной ситуации под воздействием триггера, а работая с психологом мы также триггеруем травматический опыт, нейронная связь активируется автоматически, реакция тела и личности возникает молниеносно. И опасность работы на одном ил двум уровнях восприятия в том, что активируется вся связь, а работа с ней производится лишь на отдельном участке. 

Почему классические методы не всегда эффективны в работе с травмой?

Классические методы создавались и развивались на основе тех знаний, которые были доступны их авторам 100-50 лет назад. Ни в коем случае нельзя умалять их значение и вклад в психотерапию. Они очень эффективны в развитии отдельных навыков – осознавание, расслабление, анализ своей истории, чего может быть достаточно для не травмированной личности. 

Но в работе с травмированным клиентом, а на постсоветском пространстве это 95-100% людей, классические методы в чистом виде сильно ограничены в эффективности в работе с травмой, так как работают лишь с частью травмы / нейронной сети – только с убеждениями и поведением; только с телесно-эмоциональным блоком, только с метафорой и т.п. 

Потому психологи и осваивают по несколько методов, что с одной стороны дает больше подходов и инструментов, но также и усложняет процесс работы, так как они не связаны между собой. Помню, какая каша в голове, когда в руках куча методов, миллион упражнений, а ты не знаешь с чего начать и куда идти.

Какая альтернатива?

Последние 20 лет стремительно развиваются нейро науки, эпигенетика, психотравматология, изучается деятельность мозга и мы получаем понимание, как формируется травма, как она влияет на личность, что происходит на уровне мозга, тела, поведения и потому актуально пересматривать и менять подход в работе с клиентом. 

Ни один метод не возник из ничего. Всегда на основе уже имеющихся знаний и методик автор создает либо свой стиль консультирования, либо появляется отдельный метод, в котором более глубоко обоснована концепция личности и инструменты, помогающие в ее реализации.

Так из недавних и наиболее эффективных считаю Bodynamic (работа с травмой на уровне мышц – более структурированный телесный метод, но не работает с убеждениями и поведением). 

Освоенный мною и любимый всем сердцем Schema therapy (вербальный метод, наиболее сосредоточенно работает только с комплексной травмой, но не работает с моно травмой и с телесно-эмоциональными реакциями. По мере развития вижу, как автор из года в год его усложняет и для клиента все сложнее освоить запутанные лабиринты множества теоретических витиеватостей. 

Почему для клиента? Потому что уверена методы должны быть так созданы, чтобы терапевты могли обучить этому языку клиента и он мог бы себе сам помогать. Если в методе разбирается лишь терапевт, то клиент обречен ходить к нему годами.

Сертифицирована и люблю EMDR, который сначала появился как практика для проработки моно травмы и дорос до уровня метода. Он наиболее близок мне концептуально, так как  разделяет мое видение, что травма поражает все уровни восприятия. Но хорошая идея осталась идеей и кроме осознания тел.ощущений и эмоций, собственно как и в классическом гештальте, как во всех вербальных методах не предлагается никаких инструментов для работы с ними кроме осознавания. 

Из Schema therapy и EMDR, а также из шести телесно-двигательных и двух арт методов мною взяты самые сильные стороны, переработаны в единую концепцию и выстроены в самостоятельную систему. 

Так появился новый травма и ресурс фокусированный метод Consonance therapy. В его основе лежит целостный подход:

  • работа с травмой и с ресурсом производиться сразу на всех уровнях восприятия (убеждения / мысли, образы, тело и эмоции);
  • для каждого уровня предложены практические инструменты – что конкретно делать, говорить на каждом этапе;
  • выстроена четкая закономерность и структура;
  • выписаны протоколы для работы с каждым уровнем и этапом работы с травмой/ресурсом; 
  • предложена новая концепция и структура личности и протоколы работы с каждой частью личности на разных этапах работы.

Ноу-хау метода

  • структура личности переложена на тело;
  • впервые прописаны маркеры и алгоритмы выражения эмоций, чтобы пошагово научить клиента их идентифицировать и безопасно выражать;
  • описаны здоровые образцы личности в теле.

Что это дает?

Не ломимся в закрытые двери.

Войти в проблему можно с того уровня, через который сейчас готов пустить нас мозг, где нет сопротивления. Например, у человека нет логического понимания проблемы или вытеснены травматические воспоминания, но есть метафора или телесный дискомфорт или яркая эмоция/состояние значит заходим через нее,  “достраиваем” остальные уровни тело, эмоцию, убеждение – ищем причину – работаем по протоколу с травмой, при необходимости со структурой личности, прорабатываем убеждение, выражаем эмоции через тело, меняем показатели каждого уровня (для каждого уровня есть свои инструменты). Сверяемся с критериями здоровой личности и здоровыми образцами в теле и интегрируем. И все это в рамках одной и каждой сессии и с одним терапевтом.

Я называю это – входим в открытые двери, а не ломимся в закрытые. Так получается процесс работы с травмой активирует нейронную связь и вся она деактивируется одновременно за один раз. Такой подход более экологичный, мягкий, деликатный, при этом быстрый, целостный и результативный. По итогу происходит успокоение всех уровней сразу и травма интегрируется.

К чему пришли?

  • классические методы отличны как развивающие и прекрасно подходят для развития отдельных навыков на отдельных уровнях восприятия, но в работе с травмой большинство ограничены – это пора признать на уровне целой науки и каждого сообщества, не обижаться, не жить в иллюзии, не рвать рубаху на себе, доказывая обратное, а развиваться дальше с учетом новых знаний и открытий науки;
  • на основе классических и новых методов и дальше будут появляться новые методы и подходы, этот процесс пошел и его не остановить;
  • современная психотерапия прошла сложный путь и наконец терапевт имеет шанс работать более экологично, с меньшей нагрузкой на нервную систему и быть более помогающим для пациента;
  • мое глубокое убеждение – методы должны быть лишь инструментами, а не самоцелью.
  • нам не нужно спорить, а начать сотрудничать;
  • клиент не должен терпеть или искать метод за методом. мы-психологи, психология как наука, должны меняться;
  • наша главная цель – максимально быстрая и безопасная помощь клиенту в достижении реальных изменений в его жизни. 

Давно хотелось обговорить эту тему. Надеюсь, что мне удалось донести главную мысль что значит, когда пишу или говорю метод работает с травмой или не работает. 

Буду рада вопросам и дискуссии.

Светлана Липинска
Варшава, июнь 2021

Теги: |
Светлана Липинска

Светлана Липинска

психолог, психотерапевт и автор блога

опыт работы в психологии с 1993 года, опыт преподавания с 1985 года. Автор метода «Консонансная терапия», обучающий тренер и супервизор.
Мой блог рассчитан как на профессионалов, так и на тех, кто углубленно интересуется психологией.
Детальным нюансам работы психотерапевта, как работать с психотравмой сразу на всех уровнях восприятия (тело, эмоции, убеждения и смыслы), обучаю на онлайн курсе “От психолога до психотерапевта”.

1 Комментарий

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Последние публикации

Темы, затронутые в материалах

Внимание!

Все материалы, размещенные на сайте www.switlipinska.com, являются объектами авторского права, которые охраняются законодательством о правах на результаты интеллектуальной деятельности. Любое использование данных материалов разрешается только на условиях, указанных в Правилах копирования материалов.