Возможности и ограничения коучинга

от | Дек 3, 2020 | Авторские статьи

Попался мне на глаза профессиональный анекдот, который вдохновил поделиться своими мыслями по поводу возможностей и ограничения самой популярной и одновременно загадочной услуги 21 века – коучинга. 

Спрашивают коуча, как приготовить борщ.

– Борщ приготовить может каждый. Надо просто выйти из зоны комфорта, встать к плите и начать готовить.⠀

– А какие ингредиенты нужны?

– У каждого борща свои неповторимые ингредиенты. Просто возьмите те, которые лучше всего характеризуют Вас и начинайте готовить.⠀

– Дайте пошаговый рецепт борща!

– Не существует единых шаблонов. Вы должны сказать себе: да, я смогу, я приготовлю лучший борщ в мире! И шаг за шагом начинать его готовить. Помните, путь в тысячу миль начинается с первого шага.⠀

– И всё-таки, с чего надо начинать?

– С принятия решения. Самое важное – поставить перед собой цель: борщ должен быть приготовлен. А навыки и умения придут сами.⠀

– Все же не понятно, какие конкретные  действия необходимы, чтобы приготовить борщ?

– Не ждите волшебную таблетку. Просто вставайте к плите и не бойтесь пробовать. Вы сами должны найти решение. 

– Что бы пожелали начинающему повару?

– Верьте в себя! Это самое главное!

Специфические условия 90-х, основанные на остром дефиците товаров и услуг, стали клондайком как для партийной “элиты”, имевшей доступ к административным и сырьевым ресурсам, так и для просто предприимчивых людей, которые без всякого экономического образования, буквально “на ощупь” строили успешные фирмы и предприятия.

Все изменилось в 2000-х, когда рынок уже стал относительно насыщенным, появилась конкуренция и конкуренты. А любая компания, которая прошла пик успеха на специфических правилах рынка, как только эти условия меняются, должна либо трансформироваться, либо “погибнуть”. Далеко не всем хватило креативности, образования или просто бизнес чутья. Да и не все заметили, что условия игры изменились. Но часть бизнесменов знает, если графики продаж поползли вниз, нужно что-то менять. Вот тут-то на помощь пришли профессиональные консультанты, бизнес-тренеры или как их сейчас принято называть – коучи.

О коучинге, как направлении и о коучах.

Появился коучинг, как направление в консультировании на Западе еще в 50-е годы прошлого века и изначально использовался преимущественно в бизнесе и в спорте, как инструмент для достижения поставленной цели. Проще говоря, коуч – это наставник, личный тренер, бизнес-консультант. А чтобы быть наставником нужно быть экспертом в своей области. 

Задача наставника помочь человеку/компании “включить” свои сильные стороны, собрать внутренние ресурсы, стать победителем, увеличить прибыль. 

Главным качеством наставника-тренера и сильной стороной опытного коуча является умение правильно выстроить индивидуальную стратегию под эти самые сильные стороны, чтобы привести уже успешного человека к его новой цели. Основным же инструментом коуча есть умение задавать правильные вопросы в правильное время и в правильном порядке, помочь натренировать новые навыки, поддержать собственную мотивацию человека. 

Из этих слагаемых (экспертность наставника, индивидуальная работа с уже успешным человеком/компанией и нацеленность на бизнес результат, то есть на получение прибыли и победы) выплывает такое ограничение как цена. Коучинг стоит или дорого или очень дорого. 

Но высокая цена компенсируется тем, что таких встреч не должно быть много, так как у человека нет личностных проблем, а в компании все правильно настроено и без того хорошо работает, нужно лишь “подстроить рояль”, подтянув нужные струны. У настройщика должен быть тонкий слух, точная рука, надежные инструменты и вера в ученика. Именно так это работает в западных странах, где есть большое число успешных людей, там, где коучинг и появился.

Но…дальше говорим о специфике коучинга на постсоветском пространстве.

В постсоветских краях коучинг стал активно распространяться после 90-х – 00-х. Тут то все, как говорится, и началось.  Рояли наших, даже богатых и внешне успешных людей, ой, совсем не в замках стояли. Многие разбиты кувалдой, на них горы мусора, ножки сломаны, клавиш не хватает. Их не просто настраивать, их реставрировать нужно, а некоторые сначала собрать в кучу, чтоб стояли на ногах. Некоторые возможно после капремонта смогут играть гармонично, а многие нет. 

Получая правильные “западные” стратегии или рекомендации от коуча, большинство людей/компаний, как оказалось,  не могут их применить потому что внутренне у них нет или недостаточно ресурсов, мало сильных сторон, зато много страхов и т.п.

Обращаясь к  коучам, как к волшебникам, люди надеются, что те дивным образом увеличат их доходы или вдохновят на результаты. Часто в компаниях работники, иногда руководители или владельцы, а иногда и те и другие, хоть и желающие изменений, не хотят (а значит боятся) развиваться, менять свои убеждения, стратегии, адаптироваться в изменяющемся мире. Оттого многие были разочарованы, что коучинг и бизнес тренинги – это бесполезная трата денег, что они не работают. 

С  коучингом все в порядке. Проблема в исходной точке.

Коуч не должен мотивировать. Изначально сильная мотивация уже должна быть у самого клиента.  Коучинг не лечит и не работает со слабыми сторонами личности.

С ними работает только психотерапия. А это уже совершенно  другая профессия, для которой нужны другие навыки  и длительная работа по проработке своих внутренних травм.

Понимая это, многие коучи рано или поздно приходят к необходимости обучаться психологии. И это правильное направление для решения проблемы. Но так делают увы, не все, пользуясь спецификой коучинга, ведь наставничество и консалтинг применимы в любой области, они изначально шире, чем психологическая отрасль.

Посетив несколько психологических тренингов, порой добавляя эзотерику, смешивая с бизнес технологиями, некоторые коучи не по образованию, а по призванию, уверены, что этого достаточно. Но тогда коучинг перестает быть коучингом по определению, а превращается в мутанта типа “женский коучинг”, “арт-коучинг”, “травма-коучинг”, “коучинг отношений”, телесный коучинг”, “психоаналитический коучинг”, “ангельский коучинг” и т.п. 

Вот краткий рецепт, как стать коучем не слишком напрягаясь -(((: 

  1. не будучи экспертом ни в какой области, но желая помогать людям чаще от невозможности помочь себе, берем от коучинга возможность работать без профильного образования;
  2. посещаем несколько тренингов по саморазвитию;
  3. осваиваем парочку психологических инструментов, типа МАК или арт методов и сертификат, благо их дают все и всем;
  4. усиливаем эффект эзотерикой или религиозными штучками (это когда сильно зашкаливает желание помочь за большие деньги, знаний сильно не хватает, и получать образование ну сильно не хочется);
  5. накладываем постсоветскую мутант – версию НЛП (из которого на постсоветских просторах также сделали манипулятивный инструмент, хотя изначально и в западных странах он таковым не является);
  6. придумываем себе супер-экстра-пупер-экзотическое название, чтобы “отстроится от конкурентов” (так велят “маркетологи”);

И вуаля… получили смесь бульдога с носорогом, которого называем ни в чем не повинным коучингом или того хуже психотерапией! 

Все это весело звучит в теории, но на практике – это совсем не весело. Это взрывоопасная смесь, которая может серьезно навредить человеку. Самая главная опасность в том, что с помощью психологических инструментов, но не имея образования в психологии и психотерапии, коучи лишь вскрывают травмы, но что с ними делать, не знают. Вина ли это коучинга? Нет! Ответственность ли коучей? Да!

Какой вижу выход?

  • каждому направлению в саморазвитии, и коучингу в частности, более четко прописывать и обозначить границы метода, чтобы тренер знал, где, когда и с кем можно применять его;
  • ассоциации или институты подготовки специалистов должны вести разъяснительную кампанию для обычных людей, кому, как и чем метод может им помочь, а в чем он ограничен, какими критериями должен руководствоваться специалист;
  • чтобы усиливать ответственность специалистов и максимально обезопасить клиентов, важно постепенно нарабатывать рейтинг обучающих институтов, ассоциаций на основе отзывов как выпускников, так и клиентов, которые получили качественную помощь от их специалистов, метода, от организации. На своих сайтах публиковать рекомендуемых специалистов, за качество подготовки которых можно быть спокойным;
  • если коуч не хочет получать профильное образование, то оставаться исключительно в рамках коучинга. Если хочется или видится необходимость лечить травмы и работать глубже – получить образование в психологии и обучиться психотерапии.

А что же с коучингом?

Все методы хороши, каждый имеет свои возможности, но также и ограничения. При этом ограничения – это не слабые стороны. Ограничения – это значит для решения определенных задач этот инструмент не подходит. Мы не говорим, что рояль хуже скрипки, так как не очень удобно на его струнах играть смычком. Методы – это лишь инструменты. Главное – в чьих руках они оказываются. Может ли специалист пользоваться этим инструментом? Какие тенденции поддерживаются в обществе, в профессиональном сообществе? 

Коучинг и психотерапия – прекрасные, но разные инструменты. Специалист может освоить оба, пользоваться каждым в разные моменты, но понимать грань их использования. Важно, чтобы инструмент не навредил человеку, а музыка была гармоничной. 

Для психотерапии профильное образование обязательно плюс личная зрелость  и серьезная подготовка специалиста, ведь психотерапевт, как хирург в медицине, должен обладать огромным арсеналом знаний и умений, чтобы реставрировать личность.

Теперь упираемся в самую глобальную проблему.

Глядя на уровень академического образования в постсоветских странах понимаешь, что в ВУЗах уже давно никто никого не учит.. Порой человек с дипломом психолога далеко не профессионал и личностно не готов работать с людьми. Увы, диплом не гарантирует качества знаний и личностной зрелости, а у человека, занимающегося самостоятельно саморазвитием и психологией может быть их больше.

Получается, от коучинга мы пришли к кризису в образовательной системе.

Понимаю, что пришло время серьезных перемен. Время и вызовы серьезно изменились и многие системы в растерянности. Возможно и вправду, не нужно 5 лет тратить на бесполезное образование психолога, после которого ты не можешь заработать, ничего не умеешь, но все же пора выработать какие то понятные и четкие критерии границ ответственности. Ведь до сих пор сами психологи не понимают, где грань психологической консультации, коучинга и психотерапии. И увы, их этому не учат в университете. 

Пришло время говорить о радикальной смене подхода к образованию вообще. Мы говорим о методах, отдельных подходах, но это лишь инструменты. Они не могут решить проблему, если нет стратегического плана выхода из кризиса. У государственных структур его не видно. Мне кажется, что решения должны появляться у нас практиков. 

Начинай с себя. Что предлагаю.

В Институте коснонансной терапии мы пробуем инновационный подход и стратегию интеграции не просто нескольких методов, но целостное решение проблем человека сразу на четырех уровнях. Используя метод как инструмент, а не цель. Его ограничения в том, что это метод психотерапевтический, успешно помогает решать личные проблемы человека, но не поможет компании в развитии бизнеса. Он направлен на восстановление поврежденных сторон, восстановление ресурсов и создание сильных качеств.

Для подготовки консонансных терапевтов необходимо высшее образование, но не обязательно лишь психологическое, может быть педагогическое, творческое, медицинское, социальное. Почему? Потому что все они предполагают изучение психологии, в дополнение к которой, студенты получают информацию по теории, методике и практике, необходимой для психотерапевта. Чтобы специалист сразу был готов помогать клиенту с решением любой проблемы на всех уровнях и с любой точки развития в которой находится клиент, понимал границы своей компетенции, мог вылечить поврежденные части личности и усилить сильные стороны, ресурсы человека.

Быть наставником и психотерапевтом, уметь задавать правильные вопросы, разрабатывать стратегии изменения, вести человека к Его мечте, лечить травмы, мешающие в этом пути, нарабатывать ресурсы, работать с эмоциями. Для этого использовать различные инструменты (коучинговые, телесные, вербальные, творческие, аналитические). Четко понимать в каком месте процесса находится клиент и знать, что там делать. Иметь протоколы и инструкции для работы с разными видами психотравм, поведения, убеждений. Все это должен уметь консонансный терапевт. 

Светлана Липинска
Варшава, декабрь 2020

Обзорные статьи про различные методы:
Возможности и ограничения методов телесной терапии
Возможности и ограничения вербальных терапий
Возможности и ограничения танцевально – двигательной терапии (ТДТ)
Возможности и ограничения творческих терапий
Возможности и ограничения коучинга

Светлана Липинска

Светлана Липинска

психолог, психотерапевт и автор блога

опыт работы в психологии с 1993 года, опыт преподавания с 1985 года. Автор метода «Консонансная терапия», обучающий тренер и супервизор.
Мой блог рассчитан как на профессионалов, так и на тех, кто углубленно интересуется психологией.
Детальным нюансам работы психотерапевта, как работать с психотравмой сразу на всех уровнях восприятия (тело, эмоции, убеждения и смыслы), обучаю в новом онлайн курсе “От психолога до психотерапевта”. Подробнее о программе…

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Последние публикации

Внимание!

Все материалы, размещенные на сайте www.switlipinska.com, являются объектами авторского права, которые охраняются законодательством о правах на результаты интеллектуальной деятельности. Любое использование данных материалов разрешается только на условиях, указанных в Правилах копирования материалов.